Вопросы и ответы (Буддизм)

Буддизм 1 августа 2019, 22:38 Evg
Нам следует стараться применять на практике тот тип понимания, который развивается посредством выполнения упражнений. Бесполезно медитировать в течение часа с целью развития сострадания, а после этого сразу начинать ссориться.

Учение должно стать неотделимым от нас, подобно нашей коже.

Мы должны научиться разделять с другими свои успехи в понимании и прочие достижения. Такую привычку можно выработать, если в конце каждого периода практики мы мысленно поделимся её результатами со всеми живыми существами.

Размышлять при этом следует так:

Какого бы понимания или позитивного состояния ума мы ни достигли, пусть мы сможем применить это в нашей жизни и поделиться ими с каждым, особенно с теми, кто испытывает страдания физические или умственные. Силой абсолютной истины, а не только лишь своей собственной силой, пусть все живые существа смогут преодолеть свои страдания или, по крайней мере, встретиться с ними лицом к лицу. Пусть все они обретут истинное счастье.

Следует ли, выполняя упражнения, следить за тем, чтобы не ставить перед собой слишком высокую цель?

РИНПОЧЕ: Ожидание слишком больших результатов вредно.

Это приводит к тому, что мы пытаемся что-то форсировать. Цель упражнений состоит в том, чтобы они стали частью жизненного пути, а не временным превращением чёрного в белое.

Когда вы говорите о сильном «эго», которое усиливается образованием, не аналогично ли оно сильному чувству индивидуальности? И можно ли сказать что-то хорошее об «эго»? Не нуждаемся ли мы в нём, чтобы преуспеть в мирских делах?

РИНПОЧЕ: Полагаю, мы действительно нуждаемся в той разновидности «эго», которую можно назвать объективной, когда мы думаем примерно так: «Я должен двигаться в этом направлении». Но, достигнув определённой ступени, приходится совершить волевое усилие, чтобы отказаться от такого «эго», а не цепляться за него, точно так же, как мы выбрасываем сношенную обувь. Поэтому правильная разновидность «эго» необходима в самом начале, но, когда желаемые изменения достигнуты, никакая из его форм нам больше не нужна.

Если кто-то не хочет визуализировать сферу золотого света, правильно ли визуализировать Будду, Христа или другого великого учителя, в которого этот человек верит?

РИНПОЧЕ: Да, конечно. Говоря о Будде, мы имеем в виду того, кто обладает всеми его качествами, полностью пробуждён и очищен, посвящён и обладает неограниченным состраданием.

Поэтому вы можете представлять себе любое существо, которое, по вашему мнению, воплощает в себе все эти качества.

Если возникают негативные эмоции и проблемы, всегда ли это знак ошибочной практики или это некий эффект терапии, пробуждения неосознанных тенденций?

РИНПОЧЕ: Трудно сказать, является ли это чем-то одним из перечисленного вами или и тем, и другим одновременно. Отрицательные эмоции могли всё время быть при вас, но вследствие своего бессознательного состояния вы их не видите.

Если вы всегда слишком ценили себя, воспринимая лишь ту сторону, которую хотели видеть, то при анализе своего состояния у вас неожиданно появляются негативные эмоции, поскольку другая сторона вашего характера становится очевидной. Это, возможно, не очень обнадёживает, но, так или иначе, коль скоро вы просто осознаете свои мысли и эмоции, думаю, что вы уже не встретитесь с долговременными трудностями.

Как избежать попадания в ловушку гордости в связи с собственными достижениями или любого иного искажённого отношения к практике? Я имею в виду, возможно ли негативное развитие человека, если он осуществляет свою практику по книге, без учителя?

РИНПОЧЕ: Если вы никогда не занимались самоанализом и с самого рождения тащите за собой проекцию собственного образа, то может оказаться, что ваши представления о себе совершенно неверны, особенно если никто никогда не говорил вам, правильны они или ошибочны. Вы, возможно, думаете: «Я есть энергия света», или что-то в этом роде. Это большая ошибка. Поэтому очень полезно, когда другие говорят вам: «Ты не так хорош, не так красив и не так удивителен, как ты думаешь», ибо это предохраняет от того, чтобы поверить и полюбить свой воображаемый образ. Таким же способом учитель может удержать от попадания в ловушку, избавляя вас от иллюзий и направляя ход ваших мыслей в правильную сторону. Пользуясь только книгой, можно вступить на ложный путь, если мы ищем в ней только подтверждения того, что сами о себе воображаем. Такой подход вреден.

Если упражнения выполняются регулярно в течение некоторого периода времени, а затем мы надолго прекращаем заниматься, лучше начать с самого начала или продолжать с того места, где мы остановились?

РИНПОЧЕ: Всё зависит от того, насколько полезными вы находите эти упражнения. Если вы достигли полного успеха в освоении практик, можно начать с того места, где вы остановились. В противном же случае лучше начинать с самого начала.

Как же лучше всего избежать трудностей тому, кто лишён возможности общения с учителем?

РИНПОЧЕ: Вы просто пытаетесь развить сострадание, насколько возможно, и руководствуетесь этим до тех пор, пока не встретите того, кто знает, что делать дальше.

В наши дни разные люди предлагают множество видов терапии. Ответьте, пожалуйста, полезны ли они и чем отличаются от буддийского подхода?

РИНПОЧЕ: Я не могу говорить за других, но сам я уверен, что многие предлагают полезную терапию. Но есть и такие, чьи методы менее удачны, а некоторые могут быть даже вредными. Это в значительной степени зависит от мотивации терапевта, поскольку его влияние оказывает большое воздействие на саму терапию.

Поэтому успех в значительной степени зависит от того, является ли терапевт опытным человеком, или он просто выдумал свои процедуры, поскольку ему больше нечего предложить и он не опирается на какую-либо традицию. Буддийская идея терапии основана на ментальном подходе, на методах укрощения своего ума. Всякий, кто имеет в этом личный опыт, достаточно подготовлен для того, чтобы помочь другим сделать то же самое.

Как можно усилить свою мотивацию, своё желание выполнять практические упражнения? Я убеждён в их необходимости, но на моём пути всегда возникают лень и ментальные блоки.

РИНПОЧЕ: Думаю, самое важное — делать всё наилучшим образом в каждый данный момент, а не дожидаться, пока вы станете совершенным человеком. Помогая другим, вы помогаете самому себе. Даже на ошибках можно учиться и понять, как можно о себе позаботиться. Самое лучшее — стараться оказывать максимально возможную помощь всем нуждающимся, а не рассуждать: «Я хочу помочь тебе, но ещё не готов к этому».

В чём различие и какова связь между терапией и медитацией?

РИНПОЧЕ: Они не столь уж различны. Как я уже говорил, терапия означает целительство. При порезе пальца наложение пластыря является терапией. Одновременно вы учитесь тому, как избежать пореза в следующий раз. Физическая терапия приносит пользу физической сущности человека, тогда как терапия, относящаяся к уму, есть разновидность медитации.

Следовательно, тот, кто правильно медитирует, фактически выполняет также и терапию?

РИНПОЧЕ: Да, но терапия состоит не только в этом. Всё, в чём нуждается человек — еда, сон, одевание, расслабление, — представляет собой терапию.

Что на самом деле означает быть сострадательным?

РИНПОЧЕ: Моя идея сострадания состоит в том, чтобы дать любому стать частью вашей жизни. Это означает понимание, что каждый хочет счастья, как и я, и никто не хочет страданий и несчастий. Проблема в том, что вследствие невежества мы не знаем, как быть счастливыми, и потому навлекаем на себя несчастья. Сострадание означает желание помочь каждому, независимо от того, полезен ли он мне, зол он на меня или нет, даже если он меня в чём-то ложно обвиняет. Какие бы переживания ни доставляли мне люди, это только усиливает желание им помочь, но при этом не следует ждать от такой помощи никакой выгоды. И если, например, ваша помощь кому-то приводит к тому, что вы попадаете в тюрьму, вы учитесь быть благодарными за то, что вы можете взять на себя чьи-то негативные эмоции в обмен на собственное счастье. Это и есть подлинное сострадание — отдавать всё, что вы имеете, не ожидая ничего взамен.

Какие самые общие проблемы взаимодействия культур выявились во время ваших, путешествий?

РИНПОЧЕ: Проблемы, с которыми сталкиваются люди в разных странах, — разные, но общим для всех является чувство нетерпения. Очень немногие погружаются в свои занятия достаточно надолго, чтобы получить желаемый результат.

Для людей Запада или для тех, кто имеет европейские корни, упорные усилия являются очень сложным делом. В основном все ждут быстрых результатов и не желают тратить время даже для собственной пользы. Они просто хотят чего-то, что заставило бы их чувствовать себя лучше СЕЙЧАС, а это является большим препятствием.

Вы говорите, что, выполняя данные упражнения, мы можем быть уверены, что движемся в правильном направлении. Что именно вы имеете в виду? Каковы признаки реального прогресса?

РИНПОЧЕ: Я думаю, что если, выполняя упражнения, вы обнаруживаете, что вам стало немного легче справляться с повседневными ситуациями, значит, прогресс есть. Если вы делаете их правильно, то порождаете меньше проблем и менее склонны попадать в негативные ситуации. Вместо этого ваша практика несёт вам нечто хорошее. И это приведёт к тому, что вы станете по настоящему хорошим человеком.

© Аконг Тулку Ринпоче
0 комментариев
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.